Патриотизм, любовь к Родине — аргументы ЕГЭ

Патриотизм, любовь к Родине - аргументы ЕГЭ ЕГЭ

Таланту паустовского. что такое любовь к родине?

(Рассказ Паустовского, написанный в прозе, создан в 1943 году)

А что это такое — любовь к Родине? Вот спрошу мальчишек. И видать, что они ничего не знают. Хоть и энергии у них излишек. Мальчики обиделись: Как не знаем!? А раз знаете, так и растолкуйте мне, старому, раз мы об этом рассуждаем. Вот, к примеру, идёшь ты в бой и думаешь:

«Иду я за родную землю». Так вот ты и скажи: за что же ты идёшь? Почему говоришь: землю свою люблю? За свободную жизнь иду, — сказал маленький мальчик. Мало этого. Одной свободной жизнью не проживёшь. За свои города и заводы, — сказал веснушчатый мальчик. Мало!

Хотя без городов и заводов счастливо не заживёшь. За свою школу и за своих людей, — сказал мальчик в кепке. Мало этого всего! Хотя без школы неграмотным прослывёшь. И за свой народ, — сказал маленький мальчик. — Чтобы у него была трудовая и счастливая жизнь. Вот!

Всё вы правильно говорите, — сказал старик, — только мало мне этого. Любовь к Родине не зря так зовётся! Мальчики переглянулись и насупились. А допытаться до всего хочется. Обиделись, — сказал старик. — Эх вы, рассудители! А, скажем, за перепела тебе драться не хочется?

Защищать его от разорения, от гибели? А? Мальчики молчали, как будто во рту у них была вода. Вот я и вижу, что вы не всё понимаете, — заговорил старик. — И должен я вам объяснить. А у меня и своих дел хватает: бакены проверять, на столбах метки вешать.

У меня тоже дело тонкое, государственное дело. Потому — эта река тоже для нашей победы старается, несёт на себе пароходы и я при ней — как пестун, как охранитель, чтоб всё было в исправности. Вот так получается. А всё, что вы сказали – это правильно — и свобода, и города, и, скажем, богатые заводы, и школы, и люди.

Но не за одно это мы родную землю любим. Ведь не за одно? А за что же ещё? — спросил веснушчатый мальчик. А ты слушай. Вот ты шёл сюда из Ласковского леса по битой дороге на озеро Тишь, под ноги себе глядел, а видать-то ничего и не видел.

А надо поглядывать, да примечать, да останавливаться почаще. Остановишься, нагнёшься, полюбуешься на какой ни на есть цветок или травинку, сорвёшь, один если их много, — и иди дальше. Зачем? А затем, что в каждой травинке и в каждом цветке большая польза и прелесть заключается. Вот за этим!

Вот, к примеру, клевер. Кашкой вы его называете. Ты его не срывай, понюхай — он пчелой пахнет. От этого запаха любой человек улыбнётся клеверу, с радостью его аромат вдохнёт. Или, скажем, ромашка. Ведь грех на неё наступить. А медуница? Или сон-трава – прострел луговой.

Спит она по ночам, голову клонит, тяжелеет от росы. От неё долго спится. Или купена. Лист широкий, твёрдый, а под ним цветы, как белые колокола, когда она расцветает. Вот-вот заденешь — и зазвонят. Это растение приточное — болезнь исцеляет .

От купены боль тише, спишь лучше и работа становится легче всегда. Или аир. Я им полы в сторожке посыпаю. Ты ко мне зайди — воздух у меня крымский. Да! Вот иди, гляди, примечай. Вон облако стоит над рекой. Тебе это невдомёк, а я слышу — дождиком от него тянет, чай — грибным дождём — спорым, не очень шумливым.

Такой дождь дороже золота стоит. От него река теплеет, рыба играет, он всё наше богатство растит. Я часто, ближе к вечеру, сижу у сторожки, корзины плету, потом оглянусь и про всякие корзины позабуду – ведь это ж надо такое: облако в небе стоит из жаркого золота, Солнце уж покинуло, будет только с рассветом, а там, над землёй, ещё пышет теплом, а каким светом!

А погаснет — и начнут в травах коростели скрипеть, и дергачи дёргать, и перепела свистеть. А то, глядишь, как ударят соловьи, будто громом — по лозе, по кустам! И звезда взойдёт! Как от такого не замереть? А звезда остановится над рекой и до утра стоит в тихую погоду – загляделась, красавица, в чистую воду.

Вот на это всё поглядишь и подумаешь: жизнь, как птица, — летит, в полёт всего захватит! Но жизни нам отведено мало — нам надо двести лет жить! И то не хватит. Наша страна — прелесть какая! Куда ни взглянь — в поля, в леса – ширь, краса — просто восхищение!

За эту прелесть мы тоже должны с врагами драться, уберечь её, защитить, не давать на осквернение. Правильно я говорю? А то вот вы — «родина», «родина» — всё шумите о чём-то огромном сами, А вот она, Родина — за стогами! Мальчики молчали, задумались.

Отражаясь в воде, медленно пролетела цапля. Маленькие кулики торопливо побежали вдоль воды, начали в ней плескаться. Спасибо тебе, дед, — сказал маленький мальчик. Мальчики побежали к песчаной косе — купаться. Старик поглядел им вслед. Учить их стараюсь — уважению к родной земле, чтобы оставили они на ней добрый след.

____ Г.К. Паустовский. Бакенщик (отрывок). А что это есть — любовь к Родине? Вот ты и спроси мальчишек. И видать, что они ничего не знают. Мальчики обиделись: Как не знаем!? А раз знаете, так и растолкуйте мне, старому. Вот, к примеру, идешь ты в бой и думаешь:

«Иду я за родную землю». Так вот ты и скажи: за что же ты идешь? — За свободную жизнь иду, — сказал маленький мальчик. — Мало этого. Одной свободной жизнью не проживёшь. — За свои города и заводы, — сказал веснушчатый мальчик. — Мало!

— За свою школу, — сказал мальчик в кепке. — И за своих людей. — Мало! — И за свой народ, — сказал маленький мальчик. — Чтобы у него была трудовая и счастливая жизнь. — Всё вы правильно говорите, — сказал Семен, — только мало мне этого.

Мальчики переглянулись и насупились. — Обиделись! — сказал Семен. — Эх вы, рассудители! А, скажем, за перепела тебе драться не хочется? Защищать его от разорения, от гибели? А? Мальчики молчали. — Вот я и вижу, что вы не всё понимаете, — заговорил Семен.

— И должен я, старый, вам объяснить. А у меня и своих дел хватает: бакены проверять, на столбах метки вешать. У меня тоже дело тонкое, государственное дело. Потому — эта река тоже для победы старается, несет на себе пароходы, и я при ней вроде как пестун, как охранитель, чтобы все было в исправности.

Вот так получается, что все это правильно — и свобода, и города, и, скажем, богатые заводы, и школы, и люди. Так не за одно это мы родную землю любим. Ведь не за одно? — А за что же еще? — спросил веснушчатый мальчик. — А ты слушай. Вот ты шел сюда из Ласковского леса по битой дороге на озеро Тишь, а оттуда лугами на Остров и сюда ко мне, к перевозу. …под ноги себе глядел… — А видать-то ничего и не видел.

А надо бы поглядывать, да примечать, да останавливаться почаще. Остановишься, нагнешься, сорвешь какой ни на есть цветок или траву — и иди дальше. — Зачем? — А затем, что в каждой такой траве и в каждом таком цветке большая прелесть заключается.

Вот, к примеру, клевер. Кашкой вы его называете. Ты его нарви, понюхай — он пчелой пахнет. От этого запаха злой человек и тот улыбнется. Или, скажем, ромашка. Ведь её грех сапогом раздавить. А медуница? Или сон-трава. Спит она по ночам, голову клонит, тяжелеет от росы. Или купена.

Да вы её, видать, и не знаете. Лист широкий, твёрдый, а под ним цветы, как белые колокола. Вот-вот заденешь — и зазвонят. То-то! Это растение приточное. Оно болезнь исцеляет. — Что значит приточное? — спросил мальчик в кепке. — Ну, лечебное, что ли.

Наша болезнь — ломота в костях. От сырости. От купены боль тишает, спишь лучше и работа становится легче. Или аир. Я им полы в сторожке посыпаю. Ты ко мне зайди — воздух у меня крымский. Да! Вот иди, гляди, примечай. Вон облак стоит над рекой. Тебе это невдомек; а я слышу — дождиком от него тянет.

Грибным дождем — спорым, не очень шумливым. Такой дождь дороже золота. От него река теплеет, рыба играет, он все наше богатство растит. Я часто, ближе к вечеру, сижу у сторожки, корзины плету, потом оглянусь и про всякие корзины позабуду — ведь это что такое!

Облак в небе стоит из жаркого золота, солнце уже нас покинуло, а там, над землей, еще пышет теплом, пышет светом. А погаснет, и начнут в травах коростели скрипеть, и дергачи дергать, и перепела свистеть, а то, глядишь, как ударят соловьи будто громом — по лозе, по кустам!

И звезда взойдет, остановится над рекой и до утра стоит — загляделась, красавица, в чистую воду. Так-то, ребята! Вот на это все поглядишь и подумаешь: жизни нам отведено мало, нам надо двести лет жить — и то не хватит. Наша страна — прелесть какая! За эту прелесть мы тоже должны с врагами драться, уберечь ее, защитить, не давать на осквернение.

Правильно я говорю? Все шумите, «родина», «родина», а вот она, родина, за стогами! Мальчики молчали, задумались. Отражаясь в воде, медленно пролетела цапля. Маленькие кулики торопливо побежали вдоль воды. — Спасибо тебе, дед, -сказал маленький мальчик.

Источник

Проблема обретения человеком чувства родины — сочинения егэ — подготовка к егэ и огэ

Сочинение по тексту:

В данном тексте известный русский писатель К.Г. Паустовский поднимает проблему обретения человеком чувства Родины. На примере своего героя – художника Берга – он показывает, что чувство Родины в человеке может зреть годами, нужен толчок, чтобы понять не только разумом, но и сердцем свою неразрывную связь с родным краем. Художник Берг, ранее всегда иронически усмехавшийся при слове «родина», не замечавший природы и не понимавший ее, по словам автора, по приглашению друга едет в муромские леса и там для себя открывает новое «странное чувство» – «радостное чувство родины»: «этот лесной и торжественный край, полный безымянных озёр, непролазных зарослей, сухой листвы, мерного гула сосен и воздуха, пахнущего смолой и сырыми болотными мхами». Именно поэтому по возвращении домой на выставку художественных работ он отправляет свой «первый пейзаж», запечатлевший все то, «что дрожало где-то на сердце».

Автор очень подробно описывает новое эмоциональное состояние своего героя, его «пробуждение»: через эволюцию персонажа легко проследить авторское отношение к поднятой проблеме. Только через неразрывную связь с родной землей возможен и творческий процесс как таковой: скепсис и пренебрежение своими корнями лишает человека одухотворенности. Именно поэтому вынесенный в начало текста авторский приговор, повторяющий в какой-то степени оценку сослуживцев («Эх, Берг, сухарная душа!») очевиден: «Может быть, поэтому Бергу и не удавались пейзажи». Чтобы показать эволюцию чувств Берга, их силу и глубину, писатель использует пространные ряды однородных членов («Берг хотел всю силу красок, всё умение своих рук, всё то, что дрожало где-то на сердце, отдать этой бумаге, чтобы хоть в сотой доле изобразить великолепие этих лесов, умирающих величаво и просто»). В ярких, красочных, живых описаниях природы муромских лесов отчетливо видно восхищение автора родной землей. К.Г. Паустовский – признанный мастер пейзажных описаний. «Передать красоту родной природы автору помогают метафоры («тени ветвей дрожали», «сияла синева») и эпитеты («лимонному полю», «хрупкие лишаи»).

Я разделяю позицию автора, так как считаю, что чувство Родины, родной земле дается нам с самого рождения. Родину, как и родителей, не выбирают. Она – малая и большая – та основа, те корни, что питают нас с самого детства. Осознание этого факта, возможно, приходит не всем и не сразу, но именно это чувство делает нашу «жизнь тёплой, весёлой и во сто крат более прекрасной, чем раньше».

Тема Родины, родной земли – одна из важных тем в творчестве любого художника (и кисти, и слова).

Тема Родины  — одна из главных в творчестве И.А. Бунина, вынужденного в свое время покинуть Россию и особенно остро переживающего эту утрату в своем творчестве. Рассказ «Антоновские яблоки» — одно из самых поэтических произведений в его творчестве. Вкус и запах антоновских яблок становится для героя (и самого автора тоже) символом Родины, без кровной связи с которой человеческая жизнь теряет смысл.

В повести В.Распутина «Прощание с Матерой» автор рассказывает о маленькой деревне на берегу сибирской реки, что должна быть затоплена в связи со строительством гидроэлектростанции. Старики и старухи, оставшиеся в деревне (молодежь уехала в город), трепетно и бережно относятся к прошлому, что хранят эти места. Иными словами, защищают свой родной уголок от затопления те, кто истинно любит родную землю, чужаки (молодежь, уехавшая в город, власти и пр.) готовы надругаться над могилами старого кладбища, жечь дома, чтобы поскорее выселить стариков из них…

Таким образом, чувство родной земли в человеке сродни стержню, что включает его жизнь в контекст самых разных духовно-нравственных опор – семью, народ, нацию, государство. Принадлежность к родной земле, чувство родной земли делает жизнь человека осмысленной и прекрасной.


Текст К. Г. Паустовского


(1)Когда при Берге произносили слово «родина», он усмехался. (2)Не замечал красоты природы вокруг, не понимал, когда бойцы говорили:
«(3)Вот отобьём родную землю и напоим коней из родной реки».
– (4)Трепотня! – мрачно говорил Берг. – (5)У таких, как мы, нет и не
может быть родины.
– (6)Эх, Берг, сухарная душа! – с тяжёлым укором отвечали бойцы. –
(7)Ты землю не любишь, чудак. (8)А ещё художник!
(9)Может быть, поэтому Бергу и не удавались пейзажи.
(10)Через несколько лет ранней осенью Берг отправился в муромские
леса, на озеро, где проводил лето его друг художник Ярцев, и прожил там
около месяца. (11)Он не собирался работать и не взял с собой масляных
красок, а привёз только маленькую коробку с акварелью.
(12)Целые дни он лежал на ещё зелёных полянах и рассматривал цветы
и травы, собирал ярко-красные ягоды шиповника и пахучий можжевельник,
длинную хвою, листья осин, где по лимонному полю были разбросаны
чёрные и синие пятна, хрупкие лишаи нежного пепельного оттенка и
вянущую гвоздику. (13)Он тщательно разглядывал осенние листья с изнанки,
где желтизна была чуть тронута свинцовой изморозью.
(14)На закатах журавлиные стаи с курлыканьем летели над озером на
юг, и Ваня Зотов, сын лесника, каждый раз говорил Бергу:
– (15)Кажись, кидают нас птицы, летят к тёплым морям.
(16)Берг впервые почувствовал глупую обиду: журавли показались ему
предателями. (17)Они бросали без сожаления этот лесной и торжественный
край, полный безымянных озёр, непролазных зарослей, сухой листвы,
мерного гула сосен и воздуха, пахнущего смолой и сырыми болотными
мхами.
(18)Как-то Берг проснулся со странным чувством. (19)Лёгкие тени
ветвей дрожали на чистом полу, а за дверью сияла тихая синева. (20)Слово
«сияние» Берг встречал только в книгах поэтов, считал его выспренним и
лишённым ясного смысла. (21)Но теперь он понял, как точно это слово
передаёт тот особый свет, какой исходит от сентябрьского неба и солнца.
(22)Берг взял краски, бумагу и, не напившись даже чаю, пошёл на озеро.
(23)Ваня перевёз его на дальний берег.
(24)Берг торопился. (25)Берг хотел всю силу красок, всё умение своих
рук, всё то, что дрожало где-то на сердце, отдать этой бумаге, чтобы хоть
в сотой доле изобразить великолепие этих лесов, умирающих величаво и
просто. (26)Берг работал как одержимый, пел и кричал.
…(27)Через два месяца в дом Берга принесли извещение о выставке,
в которой тот должен был участвовать: просили сообщить, сколько своих
работ художник выставит на этот раз. (28)Берг сел к столу и быстро написал:
«Выставляю только один этюд акварелью, сделанный этим летом, – мой
первый пейзаж».
(29)Спустя время Берг сидел и думал. (30)Он хотел проследить, какими
неуловимыми путями появилось у него ясное и радостное чувство родины.
(31)Оно зрело неделями, годами, десятилетиями, но последний толчок дал
лесной край, осень, крики журавлей и Ваня Зотов.
– (32)Эх, Берг, сухарная душа! – вспомнил он слова бойцов.
(33)Бойцы тогда были правы. (34)Берг знал, что теперь он связан со
своей страной не только разумом, но и всем сердцем, как художник, и что
любовь к родине сделала его умную, но сухую жизнь тёплой, весёлой и во
сто крат более прекрасной, чем раньше.
(по К.Г. Паустовскому)

Оцените статью
ЕГЭ Live