Сочинения об авторе леонов — Сборник Биографий

Сочинения об авторе леонов - Сборник Биографий ЕГЭ

Творчество леонова: общая характеристика, основные произведения

Общая проблема, связанная с переосмыслением истории отечественной литературы XX века, в полной мере относится и к характеристике отдельных писателей.

Сложно дать объективную оценку тем из них, кто был возведен в классики при жизни в тот период, когда к изображению действительности и человека принято было подходить «от должного». Таков Л.

Леонов, которого не обвинишь ни в грубой конъюнктуре (как А. Фадеева или К. Федина), ни в творческом бесплодии (как М. Шолохова).

Написано о Л. Леонове очень много — и монографии, и статьи, более сорока кандидатских диссертаций, три докторские. При этом четкого представления о том, какой вклад он как художник сделал в отечественную литературу, все-таки нет. Очевидно, Л.

Леонову удалось сохранить себя как писателя в значительной степени потому, что он не стал литературным чиновником. Общественная деятельность не пересекалась у него с творческим процессом, не влияла ни на выбор тем, ни на характер конфликтов.

Выступая перед студентами МГУ в 70-х годах, он подчеркнул те моменты, которые для него не свойственны: «Я никогда не пытался стать учителем жизни, давать категорические советы, сентенции, как спасти душу в условиях коммунальной квартиры, заслужить себе памятник в Черемушках.

Писатель считал, что одна из серьезных причин его несовпадения с официальным курсом та, что он «не укладывался в вилку». Тяга к «достоевщине» путала авторскую позицию, требуемую соцреализмом.

Настаивали, чтобы поправился Курилов, Стратонова («Evgenia Ivanovna») трактовали как однозначно отрицательного героя, вторую редакцию «Вора» воспринимали с точки зрения социального звучания и т. д.

Попытаемся разобраться в том, что же сделано Л. Леоновым-писателем, чем интересны его произведения для постижения противоречий времени и национального характера. Творческий путь Л. Леонова не был безоблачным, но оказался долгим и плодотворным.

Он охватывает семь десятилетий (с начала 20-х и до начала 90-х годов), за которые созданы романы, повести, рассказы, пьесы, написана масса публицистических статей.

Наиболее значительные произведения в 20-е годы: повесть «Конец мелкого человека», романы «Барсуки»(1924), «Вор» (1927), «Соть» (1929); в 30-е годы: «Скутаревский» (1932—1933), «Дорога на океан» (1935), повесть «Evgenia Ivanovna» (1937), пьеса «Метель» (1939); в 40-е — пьеса «Нашествие» (1941), публицистика, повесть «Взятие Великошумска» (1944); в послевоенный период: роман «Русский лес» (1953), киносценарий «Бегство мистера Мак-Кинли» (1960), роман «Пирамида» (отрывки из него «Мироздание по Дымкову», «Спираль» печатались в 1974, 1979, 1984 годах, полностью книга вышла в 1994 году).

Ряд произведений, таких, как «Вор», «Метель», «Evgenia Ivanovna», имеют по две, а то и по три даты рождения, разделенные порой не одним десятилетием. Редакции романа «Вор» — 1927, 1959, 1982; пьесы «Метель» — 1939, 1962; пьесы «Нашествие» — 1941, 1964.

Сам писатель говорил о трудности возвращения к собственным творениям. Вместе с тем внутренняя потребность заставляла по-новому прочитывать написанное и «пересоздавать». Л. Леонов возражал тем, кто считал, что “Вор” переделан по требованию Сталина.

«Это была абсолютно моя авторская воля, — заметил он в одном из разговоров с литературоведом И. Ростовцевой. — Вторая редакция — это в лупу рассмотренные узлы „Вора“. В первой редакции главный герой Митя Векшин был романтизирован, что-то в нем было есенинское.

Во второй — герой был изменен в худшую сторону».

Философская основа произведений, ироническая манера повествования затрудняют критикам (и читателям) прямое толкование написанного. Книги Л. Леонова прочитывали вполне в духе времени. В «Барсуках» видели не только безнадежность крестьянского выступления против новой власти, но и утверждение правоты этой власти.

Даже в некоторых последних работах анализ трагических коллизий в романе «Вор» как бы подтверждает истину о том, что «частнособственнические инстинкты калечат людские души». Ведущие леоноведы продолжали противопоставлять писателя тем художникам, чьи традиции он развивал. Так, В. Ковалев в книге «В ответе за будущее» (1989) утверждает, что стиль Л.

Леонова «полемически противопоставлен тенденции к бесплотному, рафинированному интеллигентскому стилю символистов, с одной стороны, и подчеркнуто стилизованному языку ревнителей литературной архаики, вроде Ремизова, с другой».

Автор не ответствен за то, как интерпретируют его произведения. Но не менее очевидно, что многие произведения Леонова несут на себе печать времени.

Дело не только в частностях, отдельных мотивировках, продиктованных необходимостью обойти цензуру: Федор Таланов в «Нашествии» возвращается из заключения, где он был не по политическим обвинениям; корни Грацианского в «Русском лесе» тянутся к царской охранке, чтобы облегчить объяснение самого типа подобного героя, вроде бы не характерного для советской действительности.

Уже в 20-е годы в поле зрения Л. Леонова оказывались и деревенский мир, и интеллигенция. Он был сыном поэта, внуком мелкого лавочника, в его доме и вырос на Московской окраине, в Зарядье. Учился в гимназии, участвовал в гражданской войне, прошел журналистскую школу в газете. В пору строгого классового отбора, ориентации на пролетарских авторов числился в ряду «попутчиков».

Мужики, крестьянская психология воспринимались Л. Леоновым как адекватные природе. Интеллигенты привлекали своей способностью подняться над бытом (или сломаться под его давлением). Пытаясь снять все внешнее, наносное в характерах, Л.

Леонов предпочитал изображать своих героев в ситуациях, когда они лишены привычной поддержки, остаются без «орнаментума», обнаруживая свою истинную сущность.

Голым предстал он перед теми, кому нес «передовые идеи», подкрепляя их огнем и кровью. Жестокая порка выглядела не столько местью за прошлое, сколько уроком на будущее: «Чего же его губить за ребячий разум: муравей и тот своей кучи не рушит».

Возвращение Мишки прочитывается как отказ от героического прошлого, да и от «прото-геройской поры», когда он «был только бабником и озорником».

Герой романа «Вор», утверждаясь в новой жизни, приспосабливаясь к ее законам, теряет человечность. Л.

Леонов это перерождение из трибуна, «каким представал самому себе Векшин», обнаруживает во взаимоотношениях с теми людьми, которые любили Митю, верили в него, готовы были идти за ним (сестра Таня, Санька, Маша Доломанова и др.).

В том, что в одиночестве, в тупике оказался Векшин, Л. Леонов не торопится обвинить ни обстоятельства, ни воровскую среду, окружающую героя.

Претензии критиков вызвало сюжетное решение в «Дороге на океан» — герой-большевик, руководитель должен быть показан в деле, а автор «наградил» его смертельной болезнью.

Но в том-то и заключался замысел — оставить Курилова наедине с его болезнью, «чтобы посмотреть, чем он окажется». Путь раскрытия характера, избранный Л.

Конфликты — социальные, мировоззренческие, нравственные — в произведениях Л. Леонова происходят часто внутри семьи, хотя решаются отнюдь не семейные проблемы. У людей из одного гнезда оказываются разные характеры и подход к жизни, противоположны представления о счастье.

Встречаются как чужие братья Рахлеевы в «Барсуках», бросает обвинения в душевной глухоте сын отцу в «Скутаревском», несовместимы позиции братьев Сыроваровых в «Метели». Эти столкновения выходят далеко за личные рамки.

В их основе разное отношение и автора и его героев к прошлому и будущему, к природе, пружиной их развития являются чувства долга и страха, любви и самобоязни.

На примере «Русского леса» хорошо видно, как сюжетные линии развиваются параллельно, а конфликтные столкновения обеспечивают постоянное эмоциональное напряжение. Но до самого финала сохраняется ощущение незавершенности, невыясненности. Вихров знает цену Грацианскому, но не идет на окончательный разрыв.

Грацианский строит свою карьеру на разоблачениях Вихрова «от имени и во благо народа», но тоже не добивает противника. «Следствие» над Грацианским затягивается на десятки страниц. Само распутывание тайны, выявление истинных стимулов деятельности героев-антагонистов и составляет содержание произведения.

Начиная с ранних рассказов и до последнего романа Л. Леонов активно использует многозначные емкие символы, выведенные в заглавие, организующие все повествование, — океан, метель, лес. Исследователи, анализировавшие поэтику Л. Леонова (В. Хрулев, В. Химич, Г.

Исаев), отмечали в ранних произведениях сказовую форму повествования, на протяжении всего творчества — широкое использование пародии, иронии. Ирония автора порой прячется за восприятием персонажа: «Открылось, что царь больше не царь, а заместо царя — епутаты.

Напротив, поясницу, например, еще больше ломит». В поздних произведениях ирония помогает автору подчеркнуть недостаточность, упрощенность представлений об окружающей природе. С горькой насмешкой пишет Леонов о тех, кто надеется в предстоящей мировой катастрофе избежать общей участи, рассчитывает на то, что «местные начальники…

успеют без паники наличными средствами уладить дело». В ироническом контексте особенно режут ухо превратившиеся в стереотипы бывшие высокие понятия: «столбовая дорога человечества», «путь к звездам», «светлое будущее». Трагическая версия апокалипсиса в последнем романе тоже пронизана ироническим подтекстом.

Материалы Всесоюзной научной конференции по творчеству Л. Леонова, прошедшей в 1989 году, убеждают, что большая часть исследований о нем устарела.

К леоноведению можно отнести слова, сказанные им самим о литературе 30-х годов: «Ко всему, что литература делала в эти годы, надо прикладывать определенный коэффициент. Нам было трудно.

Надеюсь, что литературоведы будут оглядываться на прошлое с чувством сострадания и отчаяния».

Рёрєрѕр»сњрѕс‹рµ сѓрѕс‡рёрѕрµрѕрёсџ

Пьеса Р›. Леонова “Нашествие” явилась, быть может, самым значительным драматургическим произведением периода Великой Отечественной РІРѕР№РЅС‹.

Более тонко и точно, чем другие авторы, Леонов использует средства психологического анализа поведения своих героев в трагических обстоятельствах фашистской оккупации.

Есть РІ пьесе Рё характеры вполне прямолинейные, положительные, однокрасочные – это командир партизанского отряда Колесников, старики Талановы.

РќРѕ РѕСЃРЅРѕРІРЅРѕРµ внимание драматурга занимают РІСЃРµ же РЅРµ РѕРЅРё. Наиболее интересна здесь СЃСѓРґСЊР±Р° главного героя – Федора Таланова, прошедшего РІ условиях РІРѕР№РЅС‹ сложный путь Рє РїРѕРґРІРёРіСѓ.

В трагических обстоятельствах его духовное взросление стремительно ускоряется, герой обретает веру в людей и в свою Родину.

Противостоящие советским людям враги – гитлеровские офицеры Рё РёС… добровольные прислужники РёР· “бывших СЂСѓСЃСЃРєРёС…” – обрисованы весьма схематично, остро сатирически.

Другого, разумеется, и нельзя было требовать от драматурга, работавшего над пьесой, по сути, в самом начале войны.

Поэтому бывший купец Фавнин, ставший при фашистах бургомистром города, сын околоточного надзирателя Кокорывкин, комендант города Виббель, гестаповец Впурре и им подобные должны были вызывать и вызывали презрение и ненависть в сердцах зрителей.

Создание образа коллективного героя, собирательного портрета воюющего народа тоже было требованием к авторам пьес о войне.

Задачу эту пытались решить РјРЅРѕРіРёРµ драматурги, РІ том числе Р®. Чепурин (”Сталинградцы”, 1943), Рђ. РљСЂРѕРЅ (”Офицер флота”, 1943), Р‘. Лавренев (”Р—Р° тех, кто РІ РјРѕСЂРµ!”, 1945).

Безусловно, эти произведения не претендовали на художественное совершенство и серьезное, философское осмысление событий; драматурги, каждый в силу своих возможностей, выполняли свой долг вместе с воевавшим народом.

После победно завершенной войны, после всех жестокостей, страданий, лишений, потерь военных лет зрители искали в театре прежде всего отдохновения от военной трагедии, от послевоенных тягот быта и бытия, ждали праздника.

Р� театр РїРѕ мере СЃРёР» Рё возможностей старался РЅРµ обмануть зрительских ожиданий. Так появились знаменитые РјРѕСЃРєРѕРІСЃРєРёРµ спектакли первых послевоенных лет, имевшие оглушительный успех Сѓ публики, – “Учитель танцев” Р›oРїe РґРµ Вега РІ постановке Р�.

Канцеля Рё “Мадемуазель Нитуш” Р­СЂРІРµ  режиссера Р . РЎРёРјРѕРЅРѕРІР°. РџРѕ сценам столицы, Р° РІСЃРєРѕСЂРµ Рё всей страны засверкали бутафорские шпаги Рё замелькали нарядные плащи, “крылатые герои великолепных авантюр”.

Советская драматургия быстро реабилитировала жанр водевиля Рё веселой комедии.  Редко РєРѕРјСѓ РёР· драматургов РІ те послевоенные РіРѕРґС‹ удавалось вырваться Р·Р° рамки “бесконфликтности”, РЅРѕ тем более ценными были нечастые удачи РЅР° драматургическом поприще – “Золотая  карета” Р›.

Трагический опыт войны сохранял свою значимость для фронтового поколения и тогда, когда речь шла о ценностях, которыми надлежит руководствоваться в мирное время.

РћР± этом говорится РІ пьесе Р›. Леонова “Золотая карета” (первый вариант – 1946, второй вариант – 1955, третий – 1964, первая постановка РЅР° сцене – 1957).

Перед нами пьеса-размышление о выборе жизненного пути и необратимости этого выбора.

“РЇ пытался выразить, – писал автор, – некоторые мысли Рѕ долге, чести, Рѕ легких Рё трудных путях РІ жизни, Рѕ счастье, добытом ценой усилий, жертв, лишений”.

Драма Леонова оказала серьезное влияние на формирование характерного для 1960-х годов нравственного, этического конфликта в драматургии.

Сочинение егэ 2020 по тексту можаева. проблема халатного отношения людей к ценностям

Сочинение ЕГЭ «Проблема халатного отношения людей к ценностям, окружающим их» по тексту Можаева (Сочинение с реального экзамена на 24 балла) «А в тот солнечный день я приехал в Гусь-Железный полюбоваться на озеро…»

Исходный текст

Передо мной текст Можаева, советского и российского писателя, в котором автор повествует о случае, который произошел с ним в старинном поселке, куда он приехал искупаться, но обнаружил, что озеро исчезло. В данном тексте автор поднимает проблему халатного отношения людей к ценностям, окружающим их.

В первом абзаце текста автору удается одним предложением передать эмоции при виде узкой речушки на месте озера, в котором он так хотел искупаться. «О боже!» — воскликнул рассказчик. Благодаря этой краткой реплике становится понятно, что автору неприятно исчезновение озера, ведь для него оно являлось настоящей ценностью.

К сожалению, не все люди так трепетно относятся к окружающим их сокровищам и красотам, это демонстрирует диалог автора с главным врачом детского санатория. Автор был поражен размером и красотой барского дома, по которому водил его доктор. Герою было «жалко», что «все убранство дома растащили».

Но врач совершенно не разделял чувств героя и считал, что «архитектурной ценности дом не имеет». Данный диалог играет важнейшую роль в тексте, так как демонстрирует различное, противоположное отношение людей к окружающим их ценностям, в частности к старинному барскому дому.

Главный герой видим в нем памятник культуры, архитектурную ценность, в то время как врач считает его лишь барскими покоями, каких в России тысячи (предложения 28,29). Для доктора не имеют цены ни парки (предложения 40-42), ни храмы (предложения 35-37).

Из диалога становится понятно, что доктору важны лишь телевизионные тарелки, поставленные над каждой крышей. Главный герой разделяет совершенно другие ценности, он духовно богаче, он воспитал в себе чувство прекрасного, которое помогает ему видеть в окружающих его вещах красоту, искусство. Он ценит как природные сокровища, так и достояния человеческой культуры.

Авторская позиция заключается в том, что необходимо видеть прекрасное в, казалось бы, обыкновенных вещах, окружающих нас. Каждому из нас нужно ценить природу, культуру, искусство, ведь осознание истинных ценностей – фундамент духовного роста любого человека.

Я полностью согласна с автором и понимаю, что, к сожалению, ценностные ориентиры многих людей в наше время смещены, и они не осознают столько прекрасного они упускают в жизни. Мне кажется, что с людьми, духовные ценности которых являются преобладающими, всегда найдется, о чем поговорить, ведь такие люди – Личности с большой буквы. Я бы хотела стать таким человеком и буду делать все, чтобы этого достичь.

Прочитав текст Бориса Можаева, я задумалась о том, насколько важно беречь ценности окружающего нас мира. Мы окружены прекрасным: природой, памятниками истории, произведениями искусства. Стоит только присмотреться к окружающим нас обыденным вещам, как они заиграют яркими красками. Надеюсь, в скором времени люди усвоят эту простую истину или хотя бы сделают шаг к ее осознанию.

Автор сочинения:

Валерия Конновалова

Сочинение по отрывку из романа л. леонова «русский лес». взросление

ЗАДАНИЕ С2.1

Напишите сочинение по прочитанному тексту.

Сформулируйте и прокомментируйте одну из проблем, поставленных автором текста (избегайте чрезмерного цитирования).

Сформулируйте позицию автора. Напишите, согласны или не согласны вы с его точкой зрения.Объясните почему. Свой ответ аргументируйте, опираясь в первую очередь на читательский опыт, а также на знания и жизненные наблюдения (учитываются первые два аргумента).

Объём сочинения – не менее 150 слов.

Работа, написанная без опоры на прочитанный текст (не по данному тексту), не оценивается.

Если сочинение представляет собой пересказанный или полностью переписанный исходный текст без каких бы то ни было комментариев, то такая работа оценивается нулём баллов.

Сочинение пишите аккуратно, разборчивым почерком. 

ТЕКСТ

(1)Воспалённоесостояние Поли, а главное, её сбивчивая, двусмысленная речь – всё подсказывалохудшие догадки, много страшнее, чем даже плен Родиона или его смертельноеранение.

 (2)– Да нет же, тут другое совсем, –содрогнулась Поля и, отвернувшись к стенке, вынула из-под подушки смятый,зачитанный треугольничек.

(3)Впоследствии Варя стыдилась своих начальныхпредположений. (4)Хотя редкие транзитные эшелоны не задерживались в Москве, новокзалы находились поблизости, и Родиону был известен Полин адрес. (5)Конечно,командование могло и не разрешить солдату отлучки из эшелона в Благовещенскийтупичок, тогда почему же хоть открытки не черкнул своей-то, любимой-то, проездомв действующую армию?..

 (6)Итак, это была его первая фронтоваявесточка с более чем двухнедельным запозданием. (7)Во всяком случае, сейчасвыяснится, с

 какими мыслями он отправлялся на войну.(8)Варя нетерпеливо развернула листок, весь проткнутый карандашом, – видно,писалось на колене. (9)Пришлось к лампе подойти, чтобы разобрать тусклые,полузаконченные строки.

 (10)Варя сразу наткнулась на главное место.

 (11)«Пожалуй, единственная причина, дорогаямоя, почему молчал всё это время, – негде было пристроиться, – кратко, снеожиданной полнотой и прямолинейно, как на исповеди, писал Родион.

(12)– Мывсё отступаем пока, день и ночь отступаем, занимаем более выгодныеоборонительные рубежи, как говорится в сводках. (13)Я очень болел к тому же, даи теперь не совсем ещё оправился: хуже любой контузии моя болезнь.

(14)Самоегорькое – то, что сам я вполне здоров, весь целый, нет пока на мне ни единойцарапины. (15)Сожги это письмо, тебе одной на всём свете могу я рассказать проэто, – Варя перевернула страничку.

 (16)Происшествие случилось в одной русскойдеревне, которую наша часть проходила в отступлении. (17)Я шёл последним вроте… а может, и во всей армии последним.

(18)Перед нами на дороге всталаместная девочка лет девяти, совсем ребёнок, видимо, на школьной скамьеприученная любить Красную Армию… (19)Конечно, она не очень разбиралась встратегической обстановке.

(20)Она подбежала к нам с полевыми цветами, и, такслучилось, они достались мне.

(21)У неё были такие пытливые, вопросительныеглаза – на солнце полуденное в тысячу раз легче глядеть, но я заставил себявзять букетик, потому что я не трус, матерью моей клянусь тебе, Поленька, что яне трус. (22)Зажмурился, а принял его у неё, покидаемой на милость врага…(23)С тех пор держу тот засохший веничек постоянно при себе, на теле моём,

словно огонь за пазухой ношу, велю его вмогилу положить на себя, если что случится. (24)Я-то думал, семь раз кровьюобольюсь, прежде чем мужчиной стану, а вот как оно происходит, всухую… и этокупель зрелости! – (25)Дальше две строчки попались вовсе неразборчивые. – (26)Ине знаю, Поленька, хватит ли всей моей жизни тот подарок оплатить…»

 (27)– Да, он очень вырос, твой Родион, тыправа… – складывая письмо, сказала Варя, потому что при подобном строе мыслейвряд ли этот солдат оказался бы способен на какой-либо предосудительныйпоступок.

(28)Обнявшись, подружки слушали шелест дождя иредкие, затухающие гудки автомашин. (29)Темой беседы служили события истекшегодня: открывшаяся на центральной площади выставка трофейных самолётов,незасыпанная воронка на улице Весёлых, как они уже привыкли её называть вобиходе между собой, Гастелло, чей самозабвенный подвиг прогремел в те дни навсю страну.

(По Л. Леонову*)

СОЧИНЕНИЕ

Вступление

Каждый человек вопределенный период жизни проходит путь взросления. Большинство людей взрослеетв течение ряда лет, постепенно набираясь жизненного опыта. Кто-то становитсявзрослым быстро, совершая, например, какой-либо героический поступок. И лишь унемногих взросление происходит мгновенно, неожиданно.

Формулировкапроблемы

Сочинение по тексту 2

Сочинение Любовь… Именно этому чувству посвящены книги, выпускаемые миллионными тиражами, именно об этом чувстве снимают не одну тысячу фильмов в год. Каждый человек, будь то юная девушка или солидный господин в строгом костюме, мечтает встретить свою вторую половинку и осуществить в реальной жизни когда-то увиденную или прочитанную историю об идеальном и гармоничном браке.

В поисках ответов писатель обращается к анализу трех видов любви и сначала рассматривает те варианты этого чувства, которые нельзя считать настоящими. Так называемая «любовь красивая» заключается в стремлении человека испытывать только позитивные эмоции и переживания:

«Для людей, которые так любят, — любимый предмет любезен только настолько, насколько он возбуждает то приятное чувство…». Не думаю, что вас бы устроил следующий вариант: ваш молодой человек упражняется в громких и красивых фразах, рассказывая о своем невероятном чувстве всем подряд.

Это поверхностное, неглубокое и непостоянное чувство. Человек в этом случае любит сам себя, он ждет восхищения и одобрения от окружающих, нет заинтересованности в якобы любимом человеке. А когда произносим словосочетание «любовь самоотверженная», ждем чего-то высокого, героического и невероятно возвышенного, но на самом деле это эгоистичное чувство, полное гордыни.

Такая любовь «… заключается в любви к процессу жертвования собой для любимого предмета…». Казалось бы, что плохого в этом? Не всем понравится, когда их чувствами и переживаниями пренебрегают ради внешних опасных эффектов. Такой человек любит прежде всего себя и жаждет восхищения от публики.

Особенное внимание обращает Л.Н. Толстой на «любовь деятельную», которая «… заключается в стремлении удовлетворить все нужды, все желания, прихоти, даже пороки любимого существа». Формулировка в какой-то степени пугающая, ведь описывается этот вид любви как растворение в любимом человеке, как некое подчинение.

Анализ эгоистических видов любви и рассмотрение альтруистического варианта этого чувства взаимосвязаны, так как помогают автору вывести формулу настоящей любви. Мы понимаем, что искренность проявляется не в громких и красивых фразах, не в зрелищных концертах и опасных трюках. Подлинное чувство скромно, тихо и глубоко.

Позиция Л.Н. Толстого такова: только та любовь может называться настоящей, которая свободна от эгоизма и стремится к тому, чтобы любимый человек был счастлив. Любить – это, прежде всего, желать лучшего не себе, а второй половинке, а также делать все возможное для ее благополучия.

Я согласна с позицией автора. Действительно, настоящей любовью можно назвать такое чувство, которое стремится доставить радость любимому человеку, согреть его теплом своего сердца. Когда парень на всю улицу кричит о своей любви к девушке, он в этот момент любит не ее, а себя:

«Посмотрите, какой я!». Когда молодой человек постоянно отпускает фразы «Да я ради тебя…», он в этот момент тоже не о девушке думает, а о том, что им все должны восхищаться: «Посмотрите, я ничего не боюсь!» Настоящее чувство любит тишину и проявляется в мелочах.

Обобщая сказанное, можно сделать следующий вывод: там, где царит искренность в любви, нет места открытому эгоизму и любому скрытому его проявлению. В мире настоящих чувств есть только мысли о дорогом человеке и забота о его благополучии.

Сочинение по тексту леонова

Текст для сочинения

(1) Воспалённое состояние Поли, а главное, её сбивчивая, двусмысленная речь – всё подсказывало худшие догадки, много страшнее, чем даже плен Родиона или его смертельное ранение. (2) – Да нет же, тут другое совсем, – содрогнулась Поля и, отвернувшись к стенке, вынула из-под подушки смятый, зачитанный треугольничек.(3) Впоследствии Варя стыдилась своих начальных предположений.

(4) Хотя редкие транзитные эшелоны не задерживались в Москве, но вокзалы находились поблизости, и Родиону был известен Полин адрес.

(5) Конечно, командование могло и не разрешить солдату отлучки из эшелона в Благовещенский тупичок, тогда почему же хоть открытки не черкнул своей-то, любимой-то, проездом в действующую армию?(6) Итак, это была его первая фронтовая весточка с более чем двухнедельным запозданием. (7) Во всяком случае, сейчас выяснится, с какими мыслями он отправлялся на войну.

(8) Варя нетерпеливо развернула листок, весь проткнутый карандашом, – видно, писалось на колене. (9) Пришлось к лампе подойти, чтобы разобрать тусклые, полузаконченные строки. (10) Варя сразу наткнулась на главное место.

(11) «Пожалуй, единственная причина, дорогая моя, почему молчал всё это время, – негде было пристроиться, – кратко, с неожиданной полнотой и прямолинейно, как на исповеди, писал Родион. (12) – Мы всё отступаем пока, день и ночь отступаем, занимаем более выгодные оборонительные рубежи, как говорится в сводках.

(13) Я очень болел к тому же, да и теперь не совсем ещё оправился: хуже любой контузии моя болезнь. (14) Самое горькое – то, что сам я вполне здоров, весь целый, нет пока на мне ни единой царапины. (15) Сожги это письмо, тебе одной на всём свете могу я рассказать про это, – Варя перевернула страничку.

(16) Происшествие случилось в одной русской деревне, которую наша часть проходила в отступлении. (17) Я шёл последним в роте… а может, и во всей армии последним. (18) Перед нами на дороге встала местная девочка лет девяти, совсем ребёнок, видимо, на школьной скамье приученная любить Красную Армию. (19) Конечно, она не очень разбиралась в стратегической обстановке.

(20) Она подбежала к нам с полевыми цветами, и, так случилось, они достались мне. (21) У неё были такие пытливые, вопросительные глаза – на солнце полуденное в тысячу раз легче глядеть, но я заставил себя взять букетик, потому что я не трус, матерью моей клянусь тебе, Поленька, что я не трус. (22) Зажмурился, а принял его у неё, покидаемой на милость врага.

(23) С тех пор держу тот засохший веничек постоянно при себе, на теле моём, словно огонь за пазухой ношу, велю его в могилу положить на себя, если что случится. (24) Я-то думал, семь раз кровью обольюсь, прежде чем мужчиной стану, а вот как оно происходит, всухую и это купель зрелости! (25) Дальше две строчки попались вовсе неразборчивые.

(26) И не знаю, Поленька, хватит ли всей моей жизни тот подарок оплатить.(27) – Да, он очень вырос, твой Родион, ты права… – складывая письмо, сказала Варя, потому что при подобном строе мыслей вряд ли этот солдат оказался бы способен на какой-либо предосудительный поступок.(28) Обнявшись, подружки слушали шелест дождя и редкие, затухающие гудки автомашин.

(29) Темой беседы служили события истекшего дня: открывшаяся на центральной площади выставка трофейных самолётов, незасыпанная воронка на улице Весёлых, как они уже привыкли её называть в обиходе между собой, Гастелло, чей самозабвенный подвиг прогремел в те дни на всю страну.

Сочинения-рассуждения по русскому языку (егэ): в те отдалённые прежние времена приблизительно на том же уровне… л.м. леонов (сочинение)

(1)В те отдалённые прежние времена приблизительно на том же уровне распада цивилизаций,  какой мы наблюдаем сейчас, суровые обличающие пророки зарождались в народах, и потом босые, простоволосые идеи разгневанно, с мечом и факелом в руках, врывались в действительность, чтобы произвести необходимую санитарную чистку. (2)

Природа слишком много потратила надежд и усилий на человека, чтобы дать ему умереть так запросто и по-собачьи. (З)Последний век машина цивилизации работала на критических скоростях с риском смертельной перегрузки. (4)Всё сильнее обжигала дыхание взвешенная в воздухе пыль нравственного износа.

(5)Казалось бы, у наших современников нет оснований для особого пессимизма.

(6)Ведь всё так планомерно движется вокруг. (7)Прогресс находится в добром здравии и рвётся вперёд на всём скаку. (8)Сверкают переполненные товарами витрины, по улицам движутся потоки прохожих, туристов, всяких наисовременнейших автомобилей.

(9)Воздушные лайнеры за сутки преодолевают расстояния, на которые Марко Поло и Афанасию Никитину потребовалось по три года. (Ю)Весь мир оклеен увлекательными афишами, призывающими с помощью разных средств незаметно скоротать скуку жизни.

(И)Музеев уже не хватает для передовых произведений искусства, а пытливые науки с чрезвычайным коэффициентом полезного действия прощупывают окружающую неизвестность, дабы извлечь оттуда пользу для дальнейших удовольствий.

(12)У каждого в руках диковинные приборы, позволяющие общаться чуть ли не с Северным полюсом, которые навели бы ужас на наших ничего не смысливших в технике предков.

(13)Но посмотрите, как дрожат стрелки манометров, определяющих духовное благополучие в мире, как стелется горелый чад от перегретых под ногами, перенапряжённых проводов, как обжигает лицо не в меру раскалённый воздух, какие подозрительные гулы ползут по земле не только от пробуждения материков или зарождения новаторских идей, но и ещё от чего-то… (14)

Нечто подобное испытываешь во сне, когда, подкравшись к двери, слышишь за нею скрытое, затаившееся дыхание какого-то неописуемого существа, которое только и ждёт момента вставить колено, чуть приоткроется малая щёлка, и ворваться к тебе в тёплое, обжитое жильё.

(15)Такое впечатление, что человечество приблизилось к финалу отпущенной ему скромной вечности. (16)А наука, с разбегу пробившись сквозь нулевую фазу времени и физического бытия, ворвётся в иное, ещё не освоенное математическое пространство с переносом туда интеллектуальной столицы мироздания.

(17)Очевидный теперь крах вчерашней эры завершится неминуемым пересмотром печально не оправдавшей себя парности Добра и Зла.

(18)3нание помогает заглянуть в бездну, но не содержит указаний, как не сорваться в неё. (19)Самый же прогресс следует уподобить горению бикфордова шнура: счастье наше в том и состоит, что не видно, как мало осталось до заряда. (По Л.М. Леонову*)

* Леонид Максимович Леонов (1899-1994 гг.) — русский советский писатель.

Кондратьева Алина (группа 3 уровня)

Как на пути к прогрессу не забывать о нравственном развитии? Могут ли знания гарантировать духовное благополучие? Над этими вопросами задумывается автор предложенного для анализа текста Л.М.Леонов, поднимая проблему нравственной деградации.

Эта проблема особенно актуальна в наше время. В наш век бурного расцвета технологий мы зачастую совершенно забываем о духовных ценностях, на пути к личной выгоде идем против совести. Л.М.

Леонов переживает, что в настоящее время «дрожат стрелки манометров, определяющих духовное благополучие в мире».

Конечно, «прогресс находится в добром здравии и рвётся вперёд на всём скаку», однако духовное благополучие в мире не достигнуто.

Автор переживает, что «человечество приблизилось к финалу отпущенной ему скромной вечности». он призывает на. развиваясь интеллектуально, развиваться и нравственно. Ведь одних знаний недостаточно, чтобы не сорваться в бездну небытия.

Я полностью согласна с мнением автора. Действительно, 21 век – время бурного и непрерывного развития технологий, появления новшеств, роста знаний.

Но нравственный уровень общества оставляет желать лучшего.

Над этой проблемой задумывались многие писатели разных времен. Например, М.Булгаков в романе «Мастер и Маргарита» описывает московское общество 30-х годов 20 века. Это люди жадные, алчные, способные на предательство ради личной выгоды. Как говорит дьявол Воланд, «квартирный вопрос их испортил».

Также можно вспомнить произведение В.Распутина «Прощание с Матерой», в котором рассказывается, как в связи со строительством ГЭС было решено затопить деревню Матеру.

Для жителей деревни это настоящая катастрофа, они вынуждены покинуть родной дом, страдать от одиночества в чужом и непривычном городе. Писатель осуждает городских людей, которые равнодушны к судьбам стариков.

Желая ускорить процесс переселения, они поджигают дома, разоряют могилы.

Мамаков Влад, 3 уровень

На сегодняшний день прогресс достиг небывалых высот. Жизнь современных людей стала комфортнее, насыщеннее и интереснее, но зачастую в погоне за удовлетворением материальных потребностей люди забывают о духовной составляющей своей жизни. В данном для анализа тексте Л.М.Леонов поднимает проблему нравственной деградации современного общества.

Эта тема особенно актуальна на сегодняшний день.     На примере рассуждения главного героя автор показывает, какие глобальные изменения произошли в мире и как они отразились на человечестве. Прогресс имеет как положительные, так и отрицательные стороны.

Он безостановочно движется вперёд, изобретаются «диковинные приборы, позволяющие общаться чуть ли не с Северным полюсом». Но стоит обратить внимание на то, «как дрожат стрелки манометров, определяющих духовное благополучие в мире».     Автор считает, что человечество «приблизилось к финалу отпущенной ему скромной вечности» и вот-вот сорвется в бездну. Л.М.

Леонов призывает общество развиваться не только информационно и технически, но и морально и духовно.     Я полностью согласен с мнением автора. Действительно, данная проблема стоит особенно остро перед современным обществом. Нравственность, духовность и мораль являются основными составляющими внутреннего мира человека.

Именно эти качества составляют основу и цель нашей цивилизации, но по мере развития общества всё более крепнет тенденция перехода к мнимым ценностям. Сейчас все усилия науки и техники направлены на изобретение всевозможных способов преодоления скуки жизни, а не на самосовершенствование, развитие подлинно человеческих качеств.

Потеря нравственных ориентиров ведёт к потере главной цели прогресса, и если современные люди не пересмотрят свою духовную позицию, то человечество неминуемо окажется в бездне небытия. Свою точку зрения могу подтвердить примерами из литературы.      В качестве первого аргумента хочу привести в пример роман «Мастер и Маргарита» М.А.Булгакова.

Московское общество 1930-х годов — это деградировавшее общество – люди, которые не верят ни в Бога, ни в дьявола, которые способны доносить «куда следует» на любого человека, даже если он не виноват, которые бездельничают и ведут разгульный образ жизни. По мнению автора, с таким обществом может бороться только сверхъестественная сила.

Этой силой в романе является Воланд — дьявол. На сеансе черной магии Воланд наказал всех посетителей. Они поплатились за то, что хотели легко получить деньги, новые платья. Когда они вышли из Варьете, все их наряды исчезли, и по улицам бродила толпа голых людей.     Также хочу привести в пример произведение М.Ю. Лермонтова «Герой нашего времени».

Главный герой Печорин Григорий Александрович – личность, пораженная безверием. Судьба несет его по гибельной траектории. Дворянское понятие чести у него скорее связано с эгоизмом, но не с порядочностью.

    Таким образом, автор в своем тексте повествует о негативных и позитивных сторонах прогресса.

Ирония Леонова «счастье наше в том и состоит, что не видно, как мало осталось до заряда» наталкивает читателя на мысль, что современное общество окончательно сбилось с нравственного пути. То, что в течение многих столетий направляло человека, ушло на второй план. Поэтому очень важно переосмыслить текущие ценности и выбрать верные приоритеты. 10 вар

Текст 3 — к. паустовский «струна»

Осколок снаряда порвал струны на скрипке. Осталась только одна, последняя. Запасных струн у музыканта Егорова не было, достать их было негде, потому что дело происходило осенью 1941 года на осажденном острове Эзеле в Балтийском море. Даже не на самом острове, а на небольшом его клочке – на косе Цераль, где советские моряки отбивали непрерывные атаки немцев.

Оборона этого полуострова войдет в историю войны как одна из ее величавых страниц. Он прославлен бесстрашием советских людей. Эти люди дрались до последней пули.

Налетали ветры, и неспокойно шумело море. Оно было блестящим и серым, как свежий разрез на свинце. Окончились северные летние ночи, но закаты, как всегда на Эзеле, медленно горели над водой, и сонно шумел сосновый лес, разросшийся на дюнах. Шум сосен не проникал в окопы. Его заглушали взрывы, свист бомб, визг мин и хватающий за сердце рев бомбардировщиков.

Война застала на Эзеле нескольких советских актеров – мужчин и женщин. Днем мужчины вместе с бойцами рыли окопы и отбивали немецкие атаки, а женщины перевязывали раненых и стирали бойцам белье. А ночью, если не было боя, актеры устраивали концерты и спектакли на маленьких полянах в лесу.

«Хорошо, – скажете вы, – конечно, в темноте можно слушать пение или музыку (если актеры поют вполголоса, а музыканты играют под сурдинку, чтобы звуки не долетали до неприятеля), но непонятно, как актеры ухитрялись разыгрывать спектакли в ночном лесу, где мрак плотнее, чем в поле или над открытой водой. Что в этом мраке могли увидеть зрители? Музыканты привыкли играть в темноте, но как же другие актеры?»

А они показывали морякам сцены из Шекспира, Чехова и «Профессора Мамлока» Фридриха Вольфа.

Но война и отсутствие света по ночам создали свои традиции и выдумки. Как только начинался спектакль, зрители наводили на актеров узкие лучи карманных электрических фонариков. Лучи эти все время перелетали, как маленькие огненные птицы, с одного лица на другое, в зависимости от того, кто из актеров в это время говорил.

Но чаще всего лучи останавливались на лице молоденькой актрисы Елагиной и подолгу замирали на нем, хотя Елагина и молчала. В ее улыбке, в глазах каждый из моряков находил любимые черты, которые он давно, с первых дней войны, берег в самом надежном уголке сердца.

На Егорова зрители никогда не наводили лучи фонариков. Всегда он играл в темноте, и единственной точкой света, которую он часто видел перед собой, была большая звезда. Она лежала на краю моря, как забытый маяк. Ее не могли погасить залпы тяжелых батарей, не мог задушить желтый дым разрывов.

Струны на скрипке были порваны, и Егоров больше не мог играть. На первом же ночном концерте он сказал об этом невидимым зрителям. Неожиданно из лесной темноты чей-то молодой голос неуверенно ответил:

– А Паганини играл и на одной струне…

Паганини! Разве Егоров мог равняться с ним, с великим музыкантом!

Егоров медленно прижал скрипку к плечу. Большая звезда спокойно горела на краю залива. Свет ее не мерцал, не переливался, как всегда. Звезда как будто притихла и приготовилась слушать музыканта. Егоров поднял смычок. И неожиданно одна струна запела с такой же силой и нежностью, как могли бы петь все струны

Тотчас вспыхнули электрические фонарики. Впервые их лучи ударили в лицо Егорова, и он закрыл глаза. Играть было легко, будто сухие, легкие пальцы Паганини водили смычком по изуродованной скрипке. Слеза сползла из-под закрытых век музыканта, и в коротком антракте войны, в глухом лесу, где пахло вереском и гарью, звенела и росла мелодия Чайковского, и от ее томительного напева, казалось, разорвется, не выдержит сердце.

Последняя струна действительно не выдержала силы звуков и порвалась. Она зажужжала, как шмель, и затихла. Сразу же свет фонариков перелетел с лица Егорова на скрипку. Скрипка замолчала надолго. И свет фонариков погас. Толпа слушателей только вздохнула.

Аплодировать в лесу было нельзя – могли услышать немцы. Я рассказываю подлинный случай. Поэтому напрасно читатель будет ждать ловко придуманной развязки. Она оказалась очень простой: Егоров умер. Он был убит через два дня во время ночного боя. Ему не на чем было играть, и он стал обыкновенным бойцом обыкновенной пехотной части.

Его похоронили в грубой песчаной земле, когда накрапывал дождь, море затянулось туманом. На ветвях сидели мокрые синицы. Они уже привыкли к свисту пуль и только удивленно попискивали, когда пуля ударяла в ствол дерева и с листьев сыпались брызги.

Скрипку Егорова бойцы положили в футляр, зашили в старое байковое одеяло и передали летчику, улетавшему в Ленинград. Летчик сразу же набрал высоту, чтобы уйти от немецких зениток. Десятки огней вспыхивали за хвостом самолета.

В Ленинграде летчик отнес скрипку главному дирижеру Консерватории. Тот взял ее двумя пальцами, взвесил в воздухе и улыбнулся, – это была итальянская скрипка, потерявшая вес от старости и многолетнего пения.

– Я передам ее лучшему скрипачу нашего симфонического оркестра, – сказал летчику дирижер Консерватории.

Летчик – простой белобрысый парень – кивнул головой и улыбнулся.

Где теперь эта скрипка – я не знаю. Говорят, что она в Москве. Но где бы она ни была, она играет прекрасные симфонии, знакомые нам и любимые нами, как старое небо Европы, как слово Пушкина, Шекспира или Гейне. Она играет мелодии Чайковского, Шостаковича и Шапорина.

Звуки симфонии так могучи, что рождают ветер. Вы, должно быть, заметили, как он порывами налетает на вас со сцены, шевелит волосы, заставляет сердца слушателей дрожать от гордости за человека.

Поют сотни струн, поют гобои и трубы, – победа придет! Потому что не может не победить наша страна, где люди идут в бой, унося в душе звуки скрипичных песен, где так просто умирают за будущее скромные музыканты и где созданы могучие симфонии, потрясающие мир.

К. Паустовский «Струна»

Оцените статью
ЕГЭ Live